Главная / Банки / Россияне без сбережений ждут более высокую инфляцию

Россияне без сбережений ждут более высокую инфляцию

Комментарии

Если у человека есть накопления, то его оценки будущей динамики цен более оптимистичны чем у людей, у которых нет сбережений. Эту связь между наличием свободных денег у россиян и их инфляционными ожиданиями обнаружил Центробанк. Таких граждан в стране всего чуть более трети, именно их поведение имеет большее значение для монетарной политики ЦБ. Население со сбережениями в целом действует более адекватно в части использования своих личных финансов с большим экономическим смыслом, но такая ситуация способствует росту инвестиций в экономику РФ в основном за счёт кредитов, предупреждают эксперты, опрошенные News.ru.
Есть значимая взаимосвязь между сберегательным поведением и уровнем инфляционных ожиданий россиян. С одной стороны, те, у кого более низкие оценки будущего роста цен, обычно в большей степени склоняются к накоплению средств, и у них более высокие прогнозы ожидаемой реальной процентной ставки по своим сбережениям. С другой стороны, те домашние хозяйства, которые имеют сбережения, формируют более рациональные инфляционные ожидания. Такую зависимость обнаружил Центробанк, она отражена в последнем выпуске доклада о денежно-кредитной политике.

Так, люди без сбережений оценивали в апреле 2014–2019 годов будущий рост цен в среднем в 12,8%, тогда как граждане, у которых есть финансовая подушка безопасности, имели инфляционные ожидания на уровне 11,1%. При этом доля второй подгруппы достаточно стабильна во времени и составляет около 35%, пишет ЦБ.
«Поведение «сберегающих» домашних хозяйств имеет большее значение для трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики», — добавляет регулятор.

Чем ниже доходы той или иной группы населения, тем больше на неё влияет действующая в моменте инфляция, рассуждает председатель правления банка «Открытие» Михаил Задорнов.
По мнению Задорнова, у людей, у которых нет сбережений, в общей структуре расходов больше трат на продукты, услуги ЖКХ и так далее. Для них инфляционный коэффициент более значим, и для этого сегмента людей субъективная инфляция, как правило, оказывается выше, поэтому они первыми реагируют на колебания инфляции и реагируют более болезненно, поясняет он в беседе с News.ru.

Те люди, у которых есть сбережения, входят, как правило, в более высокие группы населения с точки зрения доходов, поэтому они, во-первых, могут оценить инфляцию более объективно, а во-вторых, для них инфляция, как правило, растёт меньше, чем для менее «доходных» социальных слоёв, продолжает председатель правления банка «Открытие».
Россияне со сбережениями в целом могут действовать более адекватно в плоскости использования своих личных финансов и с большим экономическим смыслом, добавляет главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. Во-первых, поясняет он, люди, имея накопления, могут быть менее чувствительны к росту потребительских цен в том смысле, что данный ценовой рост может не являться критической угрозой их комфортному уровню жизни.

«Сбережения в данном случае могут выступать неким защитным буфером, являющимся «страховкой» комфорта», — отмечает эксперт.

То есть ожидания людей со сбережениями не гипертрофированы страхами полного обнищания и позволяют им формировать более адекватные оценки будущего ценового роста. Во-вторых, именно эта категория населения в большей мере может быть вовлечена в инвестиционные процессы любого уровня.

Результаты исследования ЦБ опровергают гипотезу о том, что в России с помощью высокой реальной процентной ставки можно стимулировать формирование сберегательной модели поведения населения, убеждён главный аналитик Промсвязьбанка Денис Попов. Устойчивая низкая доля домохозяйств, имеющих сбережения, не позволяет трансформировать эту идею в массовое поведение граждан, поясняет он.
«Должна превалировать иная логика: экономика страны хронически недоинвестирована, удержание высокой реальной процентной ставки способствует закреплению этого факта, и, как следствие, доле граждан, имеющих сбережения, вырасти сложно», — рассуждает он.

По его оценкам, в структуре привлечённых для инвестиций ресурсов в 2010 году доля финансирования за счёт банковских кредитов составляла 15%, а в 2000 году — 5,5%. По итогам 2018 года этот показатель достиг исторического максимума в 24%, подсчитал Попов для News.ru. При этом, продолжает он, коэффициент корреляции (связи) динамики инвестиций за счёт банковских кредитов и изменения ключевой ставки с 2011 по 2018 год составляет −0,87, то есть присутствует очень высокая обратная связь: при снижении ключевой ставки ЦБ использование кредитов для инвестиций растёт.
Эта взаимосвязь указывает на то, что у ЦБ есть реальный инструмент стимулирования инвестиционной активности и что в условиях хронически низких темпов экономического роста ВВП целесообразно рассмотреть возможность ослабления требования к «равновесности» уровня реальной процентной ставки, который сейчас определён в 2–3 процентных пункта в плюс к уровню ключевой (7,5% с 14 июня этого года).
Развития требуют и институциональные меры, направленные на повышение ёмкости и устойчивости финансового рынка, на увеличение «длинных денег» в экономике и так далее, продолжает Попов.
Тогда в рост пойдут инвестиции, повысится потенциальный выпуск, после чего увеличится доля граждан, имеющых сбережения, резюмирует аналитик ПСБ.

Читать ещё •••

Источник: finance.rambler.ru

No votes yet.
Please wait...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*