Главная / Банки / Почти 90% просроченных в разгар пандемии кредитов остались проблемными

Почти 90% просроченных в разгар пандемии кредитов остались проблемными

Значительная доля кредитов, по которым россияне не смогли заплатить в начале кризиса, так и осталась в просрочке, выяснили в «Эквифаксе». В нормальный график платежей не вернулось почти 90% проблемной задолженности

Завершение острой фазы кризиса и пандемии не улучшило ситуацию с проблемными долгами: в мае и июне, когда в России начали постепенно сниматься санитарные ограничения, произошел заметный рост просроченной задолженности по розничным кредитам. Это следует из расчетов одного из трех крупнейших бюро кредитных историй «Эквифакс», сделанных по просьбе РБК. Аналитики обратили внимание на прирост объема ссуд с просрочкой от 30 до 89 дней — именно такие задержки в платежах характерны для заемщиков, начавших их допускать в разгар ограничений из-за пандемии.

По данным бюро, в июне почти 365 тыс. кредитных договоров на сумму 5,9 млрд руб. не обслуживались больше месяца. С апреля их количество выросло на 38,8%, а объем такой проблемной задолженности — на 80%. Еще примерно по 269 тыс. кредитов платежи не поступали больше двух месяцев — их объем в июне достиг 5,4 млрд руб., прибавив с начала кризиса 19,9%.

«Просроченная задолженность, возникшая в период коронавирусных ограничений, мигрирует из краткосрочной в длительную», — объясняет гендиректор «Эквифакса» Олег Лагуткин. По оценкам бюро, коэффициент перехода близок к 90%, то есть именно такая доля возникших в апреле долгов не вернулась в нормальный график платежей. По всей видимости, их взыскание затруднительно для банков, констатирует собеседник РБК.

Какие долги стали хуже обслуживаться

С апреля по июнь рост ранней просрочки (до 90 дней) наблюдался во всех основных видах розничного кредитования, хотя и был неравномерным. Как следует из статистики «Эквифакса», в первый месяц самоизоляции объем новых проблемных кредитов увеличился незначительно, хотя количество договоров с просрочкой от 1 до 29 дней выросло. А уже в мае—июне был зафиксирован заметный прирост ссуд, которые не обслуживаются больше месяца.

  • Объем просрочки по автокредитам (30–59 дней) по итогам июня достиг 517,2 млн руб., он вырос за последние три месяца почти на 130%. Число договоров с задержками платежей такой длительности увеличилось до 12,9 тыс. (+76%). Доля автокредитов с просрочками на разных стадиях составляет порядка 5,2% портфеля банков.
  • В ипотеке объем кредитов, по которым не было погашений больше месяца, в июне превысил 601,5 млн руб. и за три месяца кризиса вырос в 2,2 раза. Количество кредитов с такой просрочкой увеличилось почти втрое. Но доля проблемных долгов в ипотеке осталась низкой (около 1,5%) и существенно не менялась на пике пандемии.
  • Просроченная больше чем на месяц задолженность по кредитам наличными в июне достигла 3,5 млрд руб., за три кризисных месяца увеличившись более чем вдвое. Речь идет почти о 170 тыс. договоров против 108,6 тыс. на начало апреля. Доля просрочки по потребкредитам выросла более значительно, чем в остальных сегментах, преодолев отметку 9% уже в мае.
  • В сегменте кредитных карт в июне просрочка сроком 30–59 дней уже не росла. Но внушительный объем таких долгов перешел в категорию тех, что не обслуживаются больше двух месяцев: за июнь такая просрочка сформировалась по 13,7 тыс. кредиток. Доля проблемных долгов по картам приблизилась к 14%.

Почему растут сроки просрочки

В «Эквифаксе» переток проблемной задолженности из одной категории в другую связывают с невозможностью банков оперативно взыскивать долги. Еще одна причина — избирательное применение программ реструктуризации. «По каким-то причинам объем реструктуризации (по 106-ФЗ) в основном пришелся на кредиты наличными. Похоже, что про реструктуризацию кредитных карт все забыли, и по ним просроченная задолженность стала массово возникать в первый же месяц локдауна», — приводит пример Лагуткин. Но, если бы не программы поддержки, просрочка была бы выше, говорит он.

Как боролись с ростом проблемных долгов

Уже в марте ЦБ рекомендовал банкам реструктурировать ссуды клиентам, которые заболели коронавирусной инфекцией. А с апреля начал действовать закон о кредитных каникулах (106-ФЗ), позволявший клиентам получить отсрочку по кредитам при некоторых условиях. Основанием для каникул может быть болезнь, потеря работы или снижение дохода более чем на 30%. Банки также предлагали заемщикам собственные программы реструктуризации ссуд.

По статистике ЦБ, к 19 июля банки одобрили более 1,6 млн обращений граждан за разными видами послаблений по кредитам (.pdf). Объем реструктурированной задолженности составил порядка 757,9 млрд руб.

Программа реструктуризации дала свои плоды, хотя и в ограниченном объеме, считает старший кредитный эксперт Moody’s Ольга Ульянова. На 1 июня около 3% кредитов населению были реструктурированы. «По-видимому, в остальных случаях заемщики не смогли, не успели, а может быть, и не захотели пойти на реструктуризацию», — допускает Ульянова.

Будут ли просроченные долги расти дальше

По словам Ульяновой, ситуация с проблемной задолженностью пока соответствует ожиданиям. «Еще в начале апреля мы оценивали, что в результате пандемии проблемы с обслуживанием могут затронуть до 5% ипотечного портфеля банков и до 10% портфеля потребительских кредитов, включая автокредиты. И это в дополнение к тем просрочкам, которые существовали до пандемии», — поясняет вице-президент Moody’s.

В некоторых сегментах кредитования ситуация еще не стабилизировалась, но она управляемая, считает директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Иван Уклеин. В отличие от кризисов прошлых лет банки сейчас имеют больший запас капитала, напоминает он. «Тем не менее по завершении льготного периода реструктуризации нужно будет резервировать [кредиты] гораздо сильнее, и именно эта проблема выйдет на первый план к концу года», — подчеркивает аналитик.

Нельзя с уверенностью сказать, что пик кризиса в банковской рознице пройден, соглашается Лагуткин. «Многим заемщикам, обратившимся за реструктуризацией в банки, предстоит еще документально подтвердить ухудшение своего материального положения. Если они этого не сделают, то уровень просроченной задолженности может продолжить свой рост», — опасается он.

В июле ЦБ рекомендовал банкам сохранять кредитные каникулы для тех заемщиков, кто не сможет подтвердить снижение дохода более чем на 30%, требуемого по госпрограмме. Одна из опций для таких клиентов — переход на программу реструктуризации, предлагаемую самим банкам. По оценкам Сбербанка, нужные документы не предоставили 18,5% обратившихся за отсрочкой по ссудам. В то же время банки отмечают, что их собственные программы реструктуризации пользуются большим спросом, чем госпрограмма.

Основной сценарий для большинства просроченных недавно кредитов — переход в категорию проблемных, считает Ульянова. Это, по ее словам, окажет заметное давление на прибыльность банков. Отдельные банки, имеющие слабый запас капитала, окажутся в зоне повышенного риска, допускает Уклеин из «Эксперт РА», но не считает это проблемой для сектора: в отличие от предыдущих лет с рынка уже ушли многие слабые игроки, а доля госбанков выросла.

Как ситуацию с ростом просрочки видят банки

  • В вопросе просроченной задолженности реализуется оптимистичный сценарий, считает представитель ВТБ: «По розничным заемщикам пик проблем платежеспособности, на наш взгляд, пройден. В первую очередь он был связан с вводом ограничительных мер в связи с пандемией и неопределенностью ситуации. Сейчас показатели ранней просрочки улучшаются, так же как и улучшается эффективность сбора просроченной задолженности».

  • Пик кризиса в рознице пройден, считает первый вице-президент Газпромбанка Анна Горячева. Она ссылается на снижение частоты обращений клиентов за послаблениями по кредитам. Важным показателем будет возврат должников в график платежей, добавляет Горячева.

  • Спрогнозировать, как поведут себя клиенты после окончания каникул, сложно, говорит начальник управления дистанционного взыскания Росбанка Елена Дорофеева. Релевантной статистики по возвратам в графики платежей еще нет: льготный период у основной массы клиентов, обратившихся за отсрочками, еще не завершен, поясняет она.

  • Промсвязьбанк не видит и не ждет заметного роста просроченной задолженности, отмечает директор департамента розничных рисков ПСБ Евгений Иванов. «Если в каких-то сферах экономическая ситуация будет ухудшаться, то это повлияет на занятость и, как следствие, на рост проблем с обслуживанием долга у населения», — прогнозирует он.

  • «Шоковый» выход на просрочку и ухудшение показателей пришлись на апрель, говорит начальник департамента розничных рисков банка «Зенит» Александр Шорников. По его словам, собираемость долгов, просроченных в кризис, уже восстанавливается до обычного уровня, но есть риск «второй волны просрочки» из-за экономического спада, роста безработицы и падения доходов населения. Риск может реализоваться в четвертом квартале этого года: «волна» будет не столь ярко выраженной, но затяжной, предупреждает Шорников.

Источник: rbc.ru

No votes yet.
Please wait...
Voting is currently disabled, data maintenance in progress.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*